Previous Entry Поделиться Next Entry
На языке ресниц
zhebelev


Не моргнув глазом, мы можем пропустить самый важный момент в своей жизни. Тем более – в чужой. Просто очень сложно осознать, как твое время идет даже не на секунды, а на мгновения. Но что, если бы взмах ресниц стал для нас единственной возможностью о чем-то сказать. И что, если бы этот взмах мог изменить весь мир. Или, хотя бы, мир одного человека.

Уверен, у вас сегодня куча важных дел. Ага, и у меня давеча была. Весь день встречался с важными людьми. Обсуждал ух какие важные вопросы, даже признаться неловко. Вернулся на работу, когда уже никого не было, полный осознания своей важности. Пока сообщение на Вконтакте не напомнило мне, что завтра, возможно, последний день рождения одной девочки. Ее папа обещал привезти нам торт. И вдруг мне стало невыносимо стыдно, что я это допустил.

Девочку зовут Лиза. У нее такая болезнь, с которой не выживал никто и никогда. Но в этот раз у нас впервые была проверенная клиника, которая согласилась принять ребенка на лечение. И мы за эту ниточку ухватились. А папа просто хотел поблагодарить #дедморозим за поддержку. Все бы ничего, если бы мы не понимали со всей ясностью – эти 24 часа, скорее всего, были их последним совместным семейным праздником. Даже если сам папа тогда не мог в такое поверить.

И вот из этих последних часов несколько он должен был провести, доставляя торт каким-то посторонним людям. Еще бы я не сгорел со стыда!

Мы тут же наврали родителям Лизы, что завтра куча важных дел, застать нас невозможно, и поздравлять мы приедем сами. Нужно было лишь придумать – как. Надежда оставалась только на чудо. Поэтому прямо посреди ночи мы стали искать фокусника. И лучшего фотографа. Потому что в такой ситуации не менее важно, чем чудо, только память о нем.



На следующий день мы вваливаемся к Лизе домой с Мишей, самым крутым специалистом по душевным чудесам, и Юлей, не менее невероятным семейным фотографом. Мы не виделись всего пару недель, но Лиза сильно изменилась. Болезнь успела забрать у нее возможность не только ходить, но и улыбаться. Несмотря на это, в праздничном платье, даже в инвалидном кресле, она выглядит как принцесса на троне.

От волнения Лизе становится сложно дышать. И это очень страшно. Видно, как родителям неловко перед посторонними людьми, мне становится еще больше не по себе. Я предлагаю свернуть эту лавочку чудес к чертовой бабушке, чтобы не дай бог не навредить, но мама и папа Лизы против. Пока они укладывают ее на диван, чтобы было легче дышать, всего в метре от них, за стенкой на кухне фокусник Миша с укором смотрит на наши кислые мины.

«Как бы то ни было, это праздник, день рождения, ребенок все чувствует!» - говорит он. Надевает фрак, цилиндр, ослепительную улыбку, заходит в комнату к Лизе – и совершает чудо. Достает из воздуха цветастые платки, переливает молоко в бумажный пакет, заставляет на пустых страницах книги появиться картинки. Но настоящее чудо в другом – мама и папа улыбаются, на секунду позабыв обо всем. Я работаю диджеем, переключаю мелодии и ржу, как умалишенный. Лиза волшебной палочкой угадывает все цвета радуги и заставляет комнату взорваться разноцветным фейерверком.



Лицо девочки парализовано. Только одно выдает ее чувства. То, как широко открываются ее глаза при каждом фокусе. Взмах ресниц. Такой, что мне кажется – я ощущаю его своей кожей.



Совсем скоро Лиза попадет в реанимацию, и я первый раз лично услышу, как врачи сообщают родителям, что шансов нет. Впечатлившись. Нет, охренев на своем собственном опыте, мы активируем работу с минздравом по помощи неизлечимо больным детям. Будут приняты решения о создании паллиативного отделения для ребят на аппаратах искусственной вентиляции легких, о выездной службе для поддержки таких детей на дому, о переобучении сотрудников реанимаций. Чтобы они, хотя бы, не напоминали каждый день при обходе маме умирающего ребенка, что он умрет. Она и без них, черт побери, в курсе. То, до чего у нас год не доходили руки, для сотен детей может случиться просто по взмаху ресниц. Благодаря Лизе.

В больнице она будет набирать на азбуке по буквам «к, о, г, д, а, д, о, м, о, й». Мама и папа смогут вытащить девочку из реанимации, научатся непростому уходу, и благодаря этому проведут сотни часов вместе и дома. Не думаю, что сейчас даже они осознают, насколько это важно. Не до того. А я никогда не смогу понять, как так бывает, что одни родители за всю жизнь не могут дать ребенку ничего, а другие – из ничего могут дать всю жизнь.

Лиза умерла накануне. И это, почему-то, никак нельзя исправить.

Но пока еще можно изменить все остальное. Не проморгать. Потому что всего один взмах ресниц – и мы уже все пропустили. Единственное мгновение, когда мы способны сделать что-то важное – прямо сейчас.

Лиза, держись! Мы скоро. Моргнуть не успеем.





  • 1
Cпасибо Вам за то, что Вы делаете!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account